КАК ТЯЖЕЛАЯ БОЛЕЗНЬ РЕБЕНКА ВЛИЯЕТ НА ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

 

Stosunky Main Ru

 

Стрессы в наше время – явление привычное. Мы научились с ними жить настолько, что даже некоторые из них просто перестали замечать. Кажется, что уже ничто не в состоянии вышибить нас из колеи. Ни революции, ни войны, ни эпидемии. Но есть трудности, которые реально сбивают с ног даже самого стрессоустойчивого.

Когда узнаешь, что у твоего ребенка – рак, первое, что хочется сделать, это убежать, исчезнуть, спрятаться. В такие моменты мы чувствуем себя беспомощными и очень уязвимыми. Кажется, что нам никогда с этим не справиться, что это как раз то самое страшное, что преодолеть невозможно.

Как семье выходить из этого состояния, как держаться, как общаться друг с другом, как жить в этот нелегкий период и вообще возможно ли это – «нормально» жить, когда твой ребенок тяжело болен?

Про психологию отношений внутри семьи и рекомендации, как их правильно выстраивать, – рассказывает наш психолог Алла Антонова.

 

РАЗРЕШАЙТЕ СЕБЕ ПРОЯВЛЯТЬ ЭМОЦИИ

 

Желание спрятаться чаще всего связано с нежеланием показывать окружающим свою «слабость». К сожалению, в нашем обществе по – прежнему выражать свои эмоции считается проявлением слабости. Особенно эмоции горя. «Слезами горю не поможешь». «Не смей плакать, будь сильным!». «Нельзя грузить своими переживаниями других». Мы живем в мире примерно с такими установками, которые сказываются и на особенностях внутрисемейных отношений.

 

А как можно делать вид, что все хорошо, когда все очень плохо?!

 

Мне все время хотелось плакать и плакать, – признается одна мама, – А я не плакала, давила в себе все это, держалась. Муж говорит, что я стала, как каменная.

 

Можно себе только представить, какие душевные силы нужно приложить, чтобы заглушать в себе все живое и такое естественное. А о последствиях такого «каменного» состояния даже думать страшно.

 

Если в нас природой заложены эмоции, способность плакать, значит, это нужно. Все это нам дано, чтобы облегчить переживания. Так почему это плохо? Только потому, что это не красиво? Некомфортно для других? Не вписывается в картину мира чужих нам людей?

 

Чтобы стало легче, первое, что нужно себе позволить, – это отгоревать столько, сколько нужно

 

Когда тебе очень грустно и больно, горевать, злиться, плакать – это нормально. Так позвольте же себе выражать все это без всяких условий.

 

Я выходил к морю и кричал, – признается папа. – И мне становилось легче.

А я все время била подушку и потом плакала в нее, – рассказывает мама.

 

А улыбаться, радоваться? Как быть с этими эмоциями? Не осудят ли нас, если мы будем пытаться жить нормальной жизнью? Делать маникюр, смотреть футбол, носить красивую одежду, встречаться с друзьями… Нормально ли все это, когда у нас тяжело больной ребенок, которого мы можем потерять. Не предательство ли это по отношению к нему? Не подумают ли окружающие, что мы бездушные родители?

 

Дети очень чуткие. Глядя на своих родителей, от которых они еще очень зависимы, они улавливают любые перемены в их настроении. От них невозможно ничего утаить. Поэтому, если нам грустно, грустно им. Если мы плачем, печально им. И, наоборот, если мама ухоженная, улыбается, а папа, как всегда, шутит, значит жизнь продолжается, значит все стабильно. Значит, мама и папа все выдержат, чтобы не случилось. А если мама не в состоянии позаботится о себе, то как она справится со мной? Как она будет ухаживать за мной? Она просто не выдержит. Вот приблизительно так думают, а точнее чувствуют дети, «считывая» наши состояния.

 

Однажды в рамках оказания помощи семейного психолога при болезни ребенка у нас произошел вот такой диалог с одним мальчиком и его мамой после того, как поделились с ними забавной историей. Ни мама, ни мальчик тогда ни разу не улыбнулись.

 

 – Смешная была история? – спрашиваем мальчишку, который все это время поглядывал на маму.

 – Да, смешная.

 – Почему же ты не улыбался?

 – Потому что мама грустная. А если бы я улыбнулся, она подумала бы, что мне весело. Но мне же грустно, даже, когда я улыбаюсь.

 

Человек – существо сложное. Он способен одновременно испытывать целый букет разных эмоций. Улыбаться, радоваться мелочам, шутить – это нормально, даже, когда тебе тревожно и печально. Где же еще черпать ресурс жить дальше и преодолевать болезнь, как не в радости?

 

В тяжелые времена жизненно необходимо сосредоточиться на том, что чувствует ваш ребенок, вы сами и ваша семья. Только это имеет значение.

 

А по поводу того, что подумают окружающие… В тяжелые времена просто жизненно необходимо сосредоточиться на том, что чувствует ваш ребенок, вы сами и ваша семья. Только это имеет значение. И когда ваш ребенок улыбается, глядя на ваше новое платье, разве это не более важно, чем мнение чужого человека, почему – то посчитавшего, что радовать себя и своего больного ребенка – это грех. Грех – то как раз отчаянье, разве нет?..

 

 

БУДЬТЕ В ПРАВДЕ

 

Stosunky 01Мало, кто из родителей онкобольного ребенка, знают, что им на самом деле предстоит пройти. Да, они готовы «бороться и побеждать», как многие из них говорят, после того, как оправились от шока. Но правда такова, что такая гиперактивность – плохой помощник в длительном и сложном лечении. С другой стороны, такой чересчур оптимистический настрой – ничто иное как иллюзия, нежелание видеть реальную картину. Что в ситуации, когда так важно не упустить время, очень опасно. Разочарование может реально обессилить, вогнать в депрессию.

 

Выстраивая свои внутрисемейные отношения в этот сложный период, важно правильно рассчитать свои силы, разработать пошаговый план действий. И чтобы это получилось, необходимо принять все, как есть. Ни преувеличивая и не преуменьшая. Отрицать, искать виноватого, а тем более винить себя – это огромный минус от того драгоценного времени, которое можно было потратить на поиск врача, клиники, изучение самой болезни и методов ее лечения, тщательного обследования.

 

Чтобы рассчитать свои силы, разработать план действий, важно принять все, как есть, не преувеличивая и не преуменьшая проблему.

 

Поэтому лучшее, что можно сделать, это всей семьей решиться и признать: «Это случилось с нами, в нашей семье. Мы этого не хотели. В этом нет нашей вины. Но это произошло. И мы должны быть вместе». При такой честности перед ситуацией, друг перед другом, перед самим собой отпадает необходимость играть роль супер сильных и супер уверенных. Можно не стыдится своих слез, своей уязвимости. Быть откровенным, искренним. Говорить глаза в глаза, о том, что волнует, каждый раз, когда это необходимо. Такая правда восстанавливает и скрепляет внутрисемейные отношения, сближает семью, делает ее единым целым, придает силы пережить эти тяжелые времена.

 

Правда сближает семью, делает ее единым целым, придает силы пережить тяжелые времена.

 

 

НЕ ОСТАВАЙТЕСЬ В ОДИНОЧЕСТВЕ

 

Человеку время от времени необходимо побыть одному. Чтобы сосредоточиться, подумать, услышать себя или просто разгрузить голову – обнулиться. Но в беде, когда печаль переполняет душу, одиночество – не выход. Скорее – тупик. И это точно серьезное препятствие к выздоровлению ребенка. «Быть вместе» – базовое условие для успешного лечения, которое потребует много времени и сил. По принципу «один вышел из строя – заболел, устал, другой подставляет плечо – поддерживает».

 

«Быть вместе» – базовое условие для успешного лечения, которое потребует много времени и сил.

 

Уединившись, полностью растворившись в больном ребенке, не замечая никого вокруг, мама запускает цепочку таких же «уединений» близких ей людей. Такое положение вещей разрушает даже самые крепкие внутрисемейные отношения. В итоге – семьи нет. Все горюют в одиночку и ищут утешение в другом месте.

 

Нежелание говорить с близкими и друзьями связано также и с той самой иллюзией, о которой упоминалось выше. Кажется, что, если не обсуждать болезнь с другими, она быстрее исчезнет. А вот если о ней начнут «буднично» говорить все – это значит окончательно признать, что все очень плохо. Да, так и есть. Все очень плохо. Но это точно не означат, что все кончено и, что надежды нет. Надежда есть и очень даже обоснованная. Стоит только посмотреть статистику.

 

Чем быстрее семья осмелится собраться вместе, чтобы обнять друг друга, посмотреть в глаза, поговорить обо всем, ничего не скрывая, тем больше шансов выздороветь у ребенка, нуждающегося в крепкой поддержке.

 

 

ОБРАЩАЙТЕСЬ ЗА ПОМОЩЬЮ

 

У каждой семьи свои особенности внутрисемейных отношений. Кто – то в ссоре, а у кого – то вообще никого нет. Что делать, когда ты один на один со своей бедой? Кого искать, кто готов слушать про чужую беду и переживания?

 

Прежде всего помощь при болезни ребенка готовы оказать семейные психологи. И при этом они не просто готовы выслушать, они помогают человеку увидеть то, чего он раньше не замечал. И все оказывается не таким безысходным. Очень часто в таких беседах происходит примерно такой диалог:

 

 – Мне никто не помогает, у меня совсем никого нет. Я одна…

 – А вот вы с кем – то сейчас говорили по телефону. Это кто?

 – Это моя подруга. Она часто звонит…

 – Так значит все – таки у вас кто – то есть. Тот, кому вы небезразличны, кто поддерживает вас.

 – Да…получается, что есть…

 

Всегда есть кто – то, кто готов вас выслушать. Чтобы это понять, нужно прежде всего разрешить себе выражать свои чувства, открыться – самому сделать первый шаг навстречу. Проговаривание своей боли другому человеку, а также взгляд со стороны – все эти «упражнения» помогут выйти из оцепенения, увидеть ситуацию под другим углом, и начать, наконец, двигаться дальше.

 

Всегда есть кто – то, кто готов выслушать. Чтобы это понять, нужно разрешить себе выражать свои чувства, открыться – самому сделать первый шаг навстречу.

 

Stosunky 02

 

Каждая семья проделывает свой путь по – разному. У кого – то он сложнее, у кого – то легче, у кого – то он завершился печально. И все же каждый раз семьи, пережившие лечение своего ребенка, признаются в том, что эта часть жизни сделала их сильнее, лучше, помогла понять, чего они действительно хотят и что для них действительно ценно.